00:58 

Спасибы и начало отчёта и Дасти Аттенборо.

Алекс Шер
Ну, предположим, ква.

Спасибо всем за игру! Заявлялся я на неё совершенно случайно, из-за мелькнувшей в разговоре с Нинкве фразы о том, что я внешне похож на Дасти. Но тем не менее игра была, игра удалась, насколько Дасти был каноничен судить игрокам, а Ян и Лоэнграмм вдвоём в крепости на карантине и они-таки договорятся.



Спасибы:

В первую голову (и во вторую тоже) огромное спасибо мастерам за хорошую игру и за то, что не послали всех нас и лично меня, постоянно пристающих с разрешением игровых ситуёвин)

Адмирал Ян, бригадный генерал Шёнкопф, был рад вместе с вами заниматься руководством крепостью. Ильхар, Нинкве, вы были весьма каноничны и пупырчаты))

Лейтенант Фортен, Асмела, огромное спасибо за работу со связью и запросами к мастерам. Совет вам с Линцем да любовь!

Линц, Блюмхарт, вы настоящие розенриттеры. И за девушками поухаживать, и на мину нарваться, и приказы командира другого подразделения выполнить на благо нации и родины.

Юлиан, ты был совершенно каноничен, хотя твои "две паранойи" изрядно доставили)

Айриэн, мы с тобой мало взаимодействовали по игре, в основном в ходе общих совещаний, но буду рад поиграть ещё.

Блэйз, ты был очень интересным собеседником в совещаниях, когда на них попадал и большое спасибо тебе за ствол, хоть он и не пригодился)

Всей имперской делегации одно большое спасибо разом. За антуражность, пафосность и исключительное понимание в делах, касающихся внутренних проблем крепости)

Всем остальным неупомянутым тоже большое спасибо! Встретимся на будщих играх ;)

 

 

С меня после игры попросили летописей, будут вам летописи, а заодно и мой отчёт. Писаться и выкладываться он будет кусками, каждый кусок - это один игровой день, а у нас их было от7 до 10, это уж как выйдет. Ежели напутаю с хронологией - извиняйте, у нас такой бардак был, что немудрено. Так что если заметили неточность - можете мне сказать, я внесу поправки, благо собираюсь сохранить сей отчёт в наследие потокам.

 

Из дневника командора флота СоюзаСвободных Планет Дасти Аттенборо, командующего станционным флотом крепости Изерлон.



 

 

Встаёт заря над Изерлоном... В крепости бардак и суета. СБ заканчивает проверку систем наблюдения, техники проверяют доки, в которых пришвартуются корабли Рейха, а бригадный генерал фон Шёнкопф пытается собрать всех, кто будет встречать делегацию и отрепетировать саму сцену встречи, чтобы и выглядеть уместно, и безопасность адмирала Яна обеспечить. Еле-еле успели, но, по крайней мере, перед флот-адмиралом Кирхайсоми его свитой в грязь лицом не ударили.

Прошли в конференц-зал, минут 20 ждали прессу от всех заинтересованных сторон, включая Феззан. Может, не стоило в числе персонала станции представлять журналистам кота? В итоге пришёл только феззанец, запыхавшийся и весь в белой шерсти. Задал пару вопросов, получил ответы и убежал то ли обратно к коту, то ли в бар, кто его разберёт. После пресс-конференции началось заседание по вопросам согласования договора об обмене пленными. Имперцы и тут выпендрились - в тексте договора Союз был назван не иначе, как "государственное образование, называющее себя Союзом Свободных Планет". Бюр-рократы... Адмирал Ян сразу предложил вычеркнуть из договора первые четыре слова, обозначающие Союз, но добился только отправки запроса на Один. В остальном договор никаких вопросов не вызвал, так что с этим куском официальной части удалось справиться довольно быстро. Только Шёнкопф вставил несколько слов о количестве кораблей, на которых будут доставлять пленных и численности военного контингента среди экипажа.

После заседания Ян попросил Юлиана показать делегации крепость (за исключением закрытых районов, разумеется). Сразу после этого подошла лейтенант Фортен, передала сообщение с наблюдательной базы близ Феззана о том, что на Одине какие-то беспорядки. Никакой дополнительной информации, никаких уточнений, ничего. Странно, и непонятно, какого развития ситуации ожидать. А розенриттеры (кто бы сомневался!) уже играют в карты с журналистами всех национальностей и заигрывают с женской половиной контингента крепости. К имперцам не лезут, и то хлеб. Хотя могли бы быть и побдительнее, у нас всё-таки мирные переговоры. Ближе к вечеру оба адмирала, и Ян, и Кирхайс вдвоём спрятались в баре и долго о чём-то своём беседовали. Чуть было их не потеряли, но обошлось. Нашли, развели по каютам, уложили спать, да и сами отправились на боковую.

 

День начался с официального обмена пленными. Вольфгер фон Стерча с нашей стороны и Шарль Бертье со стороны рейха. Оба контр-адмиралы. Как только фон Стерча был передан в руки имперской делегации, ему вручили старинного вида кинжал, который он с почтением поцеловал и прицепил к поясу, и накинули на плечи вышитый плащ. В ответ на наше недоумение флот-адмирал Кирхайс пояснил, что это дворянский ритуал возврата родового оружия. После церемонии вылез феззанский журналист и поинтересовался, можно ли огласить текст договора, на что получил ответ, что текст договора будет оглашён при его подписании. После этого мероприятия обе высокие договаривающие стороны пошли продолжать договариваться в кафетерий (и какой умник додумался назвать кафе "Гиперионом"?!).

Началось обсуждение Специального Соглашения, которое должно было определить, как именно будет осуществляться обмен. Заняла эта канитель часа четыре или даже больше. Всё обговорить, всё написать, перечитать написанное, найти кучу ошибок и пропусков и переписать заново. Ох уж мне эти имперские заморочки с рукописными документами. Неужели нельзя было всё это сделать на компьютере, как все нормальные люди? Ян попросил Кирхайса отдать приказ о начале перевоза пленных сразу после подписания договора, чтобы закончить с этим как можно быстрее. Всёэто время адмирала Яна периодически куда-то дёргали, то ненадолго, то на полчаса, в какой-то момент припрягли ещё и Шёнкопфа, так что ему пришлось оставить вместо себя Блюмхарта, потом ещё и меня дёрнули. Хотя потом вернули, надо отдать нашим должное.

А причин этой беготне было несколько - внешняя связь не работает, с внутренней по крепости помехи, в коридоре обнаружен труп техника, судя по документам, с Феззана, рядом с трупом бутылка, в которой находится какой-то странный вирус, действующий на иммунную систему. Как распространяется - непонятно, т.к. те, кто прикасался к трупу и бутылке здоровы, а Юлиан (он-то там как оказался?), даже близко не подходивший к трупу, заразился. Интересно, кто теперь будет делать копию Соглашения, не мне же её переписывать... Хорошо, Юлиан успел подготовить копию приказа о назначении Шёнкопфа ответственным за проверку экипажей кораблей, на которых с Одина будут доставлять пленных. Затем до коридора с трупом неведомо зачем добрался феззанский журналист (опять он...), как там его, Эрвин Вольф, кажется... Столь настойчивое внимание прессы требовалось усыпить, для чего Ян предложил эту самую прессу напоить вусмерть. Линц предложил усовершенствовать метод решения проблемы до исполнения приказа "усыпить внимание прессы" буквально, то есть с помощью снотворного. Которым поделился сам Веньли, оценив преимущества такого варианта. Сомнительная честь выполнить задание досталась Бертье, которому всяко было о чём побеседовать с прессой, точнее прессе с ним, как-никак из плена человек, много интересного рассказать может. Операция прошла успешно, журналист уснул. Заодно медикам удалось подобрать антидот к вирусу и вылечить всех заражённых, известных на текущий момент. В том числе и Юлиана, что не может не радовать.

Связисты выяснили, что связь что-то целенаправленно глушит, ведутся поиски источника помех. Для выяснения того, что творится на орбите, выслал на разведку два корабля, которые улетели и не вернулись. Что с ними - непонятно. Меж тем локальная радость - пришло уточнение от связистов - источник помех где-то в районе доков. Зато в остальном полный раздрай - Ян Веньли куда-то потерялся, искали его суммарно половина полка розенриттеров и мы с Юлианом в качестве"сыновей полка", хорошо, нашли. Фон Стерча шатается по всей станции кроме закрытых районов, хмуро смотрит на всех подчиненных Шёнкопфа. чуть что хватается за кинжал и пытается нарваться на дуэль со всеми подряд, начиная от Бертье и розенриттеров до самого адмирала Яна. Надо сказать, безупешно, но на нервы всё равно действует. Пришлось попросить Кирхайса призвать этого дворянина к порядку. Да, к вопросу о Кирхайсе - имперскую делегацию ещё надо убедить в том, что у нас всё в порядке, а то, что все бегают, как сумасшедшие - так это ничего, просто уборщица случайно протёрла стулья и кресла в командном центре не водой, а скипидаром. Вроде бы убедили, хотя шут его знает...

Связисты наконец определили источник помех - феззанский торговый корабль в доке близ ангаров "Спартанцев". На проверку корабля отправились Вальтер фон Шёнкопф, Блюмхарт и капитан Флаэрти, командир звена "Спартанцев" как раз из того ангара. Через полчаса по всей крепости раздался сигнал тревоги, а в доки были вызваны медики. Оказалось, корабль был заминирован. Одну мину наша штурм-команда обезвредила, а вот вторую не успела. Корабль на запчасти, док слегка помят, ребята все живы, хотя и ходили потом с конечностями на перевязи. Заодно вместе с кораблём взорвалась и глушилка, так что связь вернулась восстановилась. Вечерело, Соглашение было готово, копия тоже, так что Ян решил сегодня же и подписать все бумаги и с чистой совестью пойти пить чай. По громкой связи было дано приглашение всем заинтересованным проследовать в конференц-зал, который контр-адмирал Бертье обозвал "залом для церемоний". Вот до чего плен в Рейхе доводит... Собрали всех кого надо, кого не надо тоже(то есть кота и прессу, которая от него отлеплялась с большим трудом), включили гимн, чтоб довести пафос до нужной отметки. Флот-адмирал Кирхайс зачитал договор, чтобы успокоить особо любопытных журналистов, договор подписали, обменялись рукопожатиями и ручками. Все счастливы, все танцуют аплодируют.

Но и эта бочка дипломатического мёда не обошлась без ложки политического дёгтя - в разгар церемонии лейтенант Фортен передала, что с Одина пришло сообщение по открытому широковещательному каналу о том, что Император Эрвин-Йозеф умер, а Лоэнграмм арестован, в сторону Изерлона движется имперский флот. Кто у власти в Рейхе - непонятно, легитимность договора - под угрозой, а уборщица опять пролила на стулья скипидар. Коллективный разум командования крепости в процессе обсуждения этой новости пришёл к идее поставить в известность флот-адмирала Кирхайса, в конце концов, его это тоже касается, причём напрямую. К тому же у него есть возможность по своим каналам запросить подтверждение информации. Нашли, поставили в известность. Кирхайс был очень обеспокоен новостью и решил перевести экипаж обратно на"Барбароссу". Адмирал Ян настойчиво попросил оставить на станции половину экипажа, во избежание. Флот-адмиралу пришлось согласиться, причём он решил тоже остаться, чтобы иметь возможность быть в курсе дела. И вот на такой оптимистической ноте этот сумасшедший день наконец закончился.

 

 

 

 


запись создана: 14.11.2011 в 00:25

@темы: постигровое, отчеты

Комментарии
2011-11-14 в 01:29 

Асмела
Альфа-самка шервудской стаи
Хотя могли бы быть и побдительнее, у нас всё-таки мирные переговоры.

Вот да! Мирные переговоры - они такие опасные... если на них не бдить, будет такая борьба за мир, что камня на камне не останется. :)

2011-11-14 в 03:13 

Алекс Шер
Ну, предположим, ква.
Асмела, ну дык) я не мог не включить сюда эту фразу)

2011-11-14 в 10:44 

Блэйз
Кровожадный Арбитр
Алекс Шер, интересным? Скорее пытался въехать, что и как.

2011-11-14 в 12:50 

Алекс Шер
Ну, предположим, ква.
Блэйз, тем не менее, внешне всё смотрелось вполне себе)

2011-11-14 в 12:52 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
ааааа, мемуары Аттенборо))) спасибо)

2011-11-14 в 12:58 

Алекс Шер
Ну, предположим, ква.
AnnetCat, я уже не помню, кто там меня в кабаке спросил "А летописи будут?", но он очень правильно сделал)

     

LoGH-rpg

главная